Севастополь, ул. Ленина, 51 Россия
+7 (8692) 544-733 +7 (8692) 544-537
Центральная городскаябиблиотекаим. Л.Н. Толстого

Некрополь Херсонеса Таврического

20 мая, на очередном заседании историко-краеведческого клуба «ВИЗИР», состоялось представление общественности книги «Некрополь Херсонеса Таврического». И, несмотря на то, что книга была выпущена в 2012 году во Львове, до настоящего времени она была просто недоступна, в том числе, и по геополитическим причинам, и, в силу обстоятельств, книга, ещё, не будучи извлечённой из типографской упаковки, стала библиографической редкостью и приобрела коллекционную ценность.

О книге, об описываемом в ней памятнике, а также о проблемах с его реставрацией рассказал представитель авторского коллектива – главный научный сотрудник государственного историко-археологического музея-заповедника «Херсонес Таврический», к.и.н. Евгений Яковлевич Туровский.

Туровский Е. Я. родился в городе Днепропетровске в 1956 году, в то же году вместе с мамой приехал в Севастополь, где служил отец. В 1978 году окончил Севастопольский приборостроительный институт, с 1980 г. работает в музее-заповеднике «Херсонес Таврический», в 1987 г. закончил заочно истфак Симферопольского государственного университета, в 1995 г. защитил кандидатскую диссертацию в г. Санкт-Петербурге.

Евгений Яковлевич рассказал об истории раскопок древнего города, уделив основное внимание исследованию херсонесских склепов с живописными росписями. Было замечено, что хорошо сохранившиеся, а тем более не подвергшиеся варварскому разграблению, херсонесские склепы с росписью – редкая находка, являющаяся большой удачей. Немалое внимание было уделено роли в изучении этих склепов таких видных исследователей, как граф Алексей Сергеевич Уваров, Карл Казимирович Косцюшко-Валюжинич, Мартин Иванович и Михаил Иванович Ростовцевы.

Поскольку находка такого вида памятников, как правило, носит случайный характер – склепы обнаруживают в результате земляных работ при строительстве, бывает, что и так называемые «чёрные археологи» сообщают о находках такого рода, зачастую – не без корысти, археологам всё реже предоставляется возможность полноценного исследования исторического материала. Тем не менее, исследования дают учёным возможность составить представление о погребальном обряде, что вносит ясность в историю культовых традиций, погребальных практик, смены религиозных воззрений и многого другого. А сохранившиеся артефакты, то есть объекты, подвергавшиеся воздействию человека и обнаруженные в результате раскопок или единичного, иногда случайного события – находки, позволяют датировать исторические периоды социальных перемен. Большую и важную роль в точном установлении времени событий играют монеты. Именно монета позволяет указать время её чеканки по имеющимся на ней надписям – легенде. А, поскольку, при отправлении культа, в частности – погребения, использовали новые, как правило, не бывшие в обращении, монеты, то и расхождения в датировке не очень велики.

Роспись оштукатуренных стен склепов представляет собой не столько предмет изобразительного искусства, сколько способ создания среды обитания для духовных останков усопшего в той, или иной системе культово-мистических представлений. Так, например, сцены удачной охоты с богатой добычей, создают внутри замкнутого помещения атмосферу пребывания в местах, богатых дичью, формируя соответствующее духовное пространство. Изображение отдыха в райских садах, ничем не отличающихся от «садов удовольствия» в культурах восточных народов, с приходом христианства замещаются изображениями культовых животных и птиц, вкушающих, преимущественно, плоды винограда.

Удивительной была находка в 2003 году раннехристианского погребального комплекса. Дело в том, что место для тела усопшего представляло собой не закрываемую панелью и замуровываемой навсегда обычную нишу-локулу, а камеру со съёмным щитом, фиксируемым деревянным брусом, удерживаемом вбитыми в стену металлическими крюками.

На то, что это сооружение некоторое время служило местом заупокойных обрядов до погребения в земле, либо ином, предусмотренном культом сооружении, указывает надпись на внутренней стороне лежанки. Сама надпись, в переводе с греческого, такого содержания: «Аристон, господи, дух твой с праведными», что созвучно текстам современной христианской панихиды: «в месте злачном, в месте тихом, спокойном, где праведники упокоеваются». В этом случае возможна игра слов, поскольку греческое «аристо» переводится как «избранный».

Элементами росписи потолка и стен являются раннехристианские символы. Это потолочная хризма – монограмма имени Христа, заключённая в кругах из простых линий и лавровых венков разного цвета, перевязанных торжественными лентами, а также маковые цветы – атрибут бога сна Морфея, представляющие собой крест, с двенадцатью тычинками, по числу апостолов, распложенных по три между четырьмя лепестками, а также изображение гирлянд из роз и птицы – символа свободного духа.

Раскрытие смысла изображений в рамках философско-мистических традиций, позволяют высказать ряд предположений. Прежде всего, потолочная роспись в виде кругов, являющихся во многих культурах представлением небесного мира, позволяет говорить о смысловой принадлежности росписи к миру божественному. Монограмма Христа, заключённая в круге лавровых венков, указывает на славную победу над пороком и торжество над смертью. А элементы росписи стен и потолка, в совокупности, дают основания проводить аналогии с византийским купольным храмом. Именно такая форма позволяет представить объединение земного и небесного в одно целое. А небесный круг, опирающийся на четыре столпа веры, представленных четырьмя евангелистами, даёт архитектурное решение древнейшей задачи о квадратуре круга. Такого рода анализ не свойственен археологической науке, поскольку принадлежит к совершенно иной области знаний, тем не менее, подобное видение смыслов позволяет предполагать, что данный погребальный комплекс, учитывая традиции римских катакомб, является прообразом современного храмового зодчества.

Следует учитывать, что археология даёт нам только фактический материал, неверное осмысление которого приводит к искажению истории, а к чему это приводит, нам хорошо известно, как и то, что история ничему не учит. Чтобы избежать различных коллизий требуется уделять большое внимание, как подготовке специалистов, так и широкой пропаганде знаний, что не может обойтись без немалых затрат. Но эти затраты того стоят.

Михаил Баканов,
краевед, исследователь

    Добавить отзыв

    Пожалуйста, введите комментарий.
    Пожалуйста, укажите имя.
    Captcha Image равно