Севастополь, ул. Ленина, 51 Россия
+7 (8692) 544-733 +7 (8692) 544-537
Центральная городская библиотека им. Л.Н. Толстого

Ласточка прилетела

Чайки – вечные подруги моря,
Парят в любую непогоду над водой.
Пока сильны крылом – не знают горя,
Летят, кричат над бесконечной синевой.

Эти строки написал председатель Совета ветеранов гарнизона «Бельбек» Валерий Михайлович Мискевич, белорус, влюблённый в море и Севастополь. Но в один из дней он пришёл в библиотеку рассказать не о белокрылых чайках, а о «ласточке» — Лидии Ивановне Мохор. Она переехала к дочери в Любимовку из Симферополя в день референдума, 16 марта 2014 года. Проголосовала и прибыла!

- И тут Вы с ней познакомились? – спрашиваю Валерия Михайловича.

- Через несколько лет в гарнизоне на митинге 8 мая.

- Чем Вас привлекла эта женщина?

- Знаете, у меня есть строки: «в каждой женщине в годах я вижу образ матери». Мы – земляки. Схожи судьбы наших семей. Мой отец был связным партизанского отряда в лесах под деревней Хороща Косовского района. Тётка моя — поваром в партизанском отряде. Родной дядя служил в СМЕРШ, дошел до Берлина, расписался на Рейхстаге, был награждён двумя Орденами Солдатской Славы, умер в 93 года.

Мама Лидии Ивановны Мохор с началом войны стала связной одного из партизанских отрядов под командованием В.З.Коржа. Партизаны жили за болотами в землянках в пяти километрах от деревни Рудня и далее. Деревенские полицаи, местные жители, отслеживали односельчан, знали состав семей, ушедших на фронт, словом: всё и обо всех. Вражеский гарнизон с комендатурой находился в Телеханах Пинской области (сейчас Брестская область). В направлении к городу Пинску было постоянное передвижение немецких войск, о чём собирали информацию, которая стекалась к маме Лидии. Нужно было передавать партизанам ценные сведения, которые дальше уже по рации получала Москва. Мама Лидии шифровала текст и вплетала документы в чёрные длинные косы 10-летней дочери, повязывала на голову платок, через плечо вешала торбу с хлебом и отправляла своего ребёнка в условленное место по просёлочной дороге, где девочку ожидал лейтенант Горбик с группой разведчиков со словами: «Ласточка наша прилетела, весточку принесла». Что было с сердцем матери, пока маленькая Лида шагала эти десять километров мимо немцев и полицаев, и думать жутко. В соседней деревне за такой поход всю семью расстреляли: и детей, и взрослых. Сжигали заживо, резали.

- Страшно было, Лидия Ивановна?

- Очень я нужна была в войну. Тогда не думалось. Просто нужно было выжить. Поселений в округе очень много, куда идёт ребёнок — неизвестно, возможно, в другую деревню. В Беларуси же везде лес, сплошные межлесные дороги.

Однажды в нашем курятнике появился раненый, я выхаживала его, маме некогда. А ещё на чердаке партизаны были, сколько – даже не знала, всегда от них только один выходил. Днём собирали сведения, а ночью направлялись в лес. Раньше крыши покрывались соломой и щупой (щупа, если так можно выразиться, деревянный аналог черепицы). Доски от мороза и солнца подсыхали, со временем образовывались просветы, через которые можно было наблюдать за происходящим на близлежащей местности, что и делали партизаны. Крыши, покрытые соломой, в голодные годы оголялись, когда заканчивалось сено, ими кормили скот. Зажиточные люди дома покрывали «бляхой» (что-то вроде жести). Ещё помню, матрасы набивали свежей соломой, получались высокие, хрустящие, с очень хорошим запахом – запахом зерна. А скирды были метров по 20 длиной, в лесу вырубали тройные рогатины в основном из орешника метров 5-6, сушили, залуживали (снимали кору). После работы древко аж блестело, было отполировано натруженными руками.

- Валерий Михайлович, Лидия Ивановна — ветеран труда, какие награды у неё ещё есть?

- Несмотря на то, что «ласточка» более десяти раз доставляла смертельно опасные весточки – ценные документы, медали у неё только юбилейные. Она скромна. Я знаю немало таких непритязательных людей. В детстве, например, учился с сыном первого секретаря райкома партии, бывал у него в простом казенном доме с обычной мебелью, единственное отличие – красно-зелёная дорожка.

- Какие ещё качества Вы цените в нашей героине?

- Она для меня —воплощение трудолюбия, доброты и заботы. У неё четверо детей, правнуки. А знаете, какие вкусные драники жарит!

Какое же это счастье! Счастье – не вплетать смертельно опасные документы в детские косы. Счастье – способность хранить память, беречь культуру независимо от того, русский ты или белорус. И разве это не счастье: видеть, как «ласточка» любуется белокрылыми чайками!

Т. Пчелина,
заведующая библиотекой-филиалом № 30
ГБУК г. Севастополя «ЦБС для взрослых»

На фото: ветераны 62-го истребительного авиационного полка гарнизона «Бельбек» О. Печников (слева), Ю. Краскович (справа), Л. Мохор (в центре)

Стихотворение написал В. М. Мискевич

Лидии Ивановне Мохор посвящается

Тот страшный июнь сорок первого года,
Далёкие вёрсты тяжёлой войны,
Живы в сердцах и душах народов,
Нашей великой и мощной страны.
Эта память живёт
в усталых глазах ветерана.
Она и сегодня
ей спать по ночам не даёт.
В подполье семья,
их весточек ждут партизаны.
И девушка Лида
С заданьем на встречу идёт.
А в Рудне фашисты
и целый отряд полицаев,
Но надо идти,
хоть сердце у мамы болит.
И в косу записку
своими руками вплетая,
доченьке мама такие слова говорит:
«Хлеба возьми, платок завяжи, да плотнее.
Ведь там донесенье, его, как себя береги.
Пять километров  там лес,
ты пройдёшь, ты сумеешь.
У старого клёна, за речкой,
там встретят, иди!».
Девушка под клёном расплетает косы.
И глядит разведчик на волос волну.
Листьями шуршала под ногами осень,
На короткий сполох заглушив войну.
12.02.2019

 

    Добавить отзыв

    Пожалуйста, введите комментарий.
    Пожалуйста, укажите имя.
    Captcha Image равно